Генеральный партнер 2019 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Сплошные учения

«Правоохранительные органы достаточно быстро учатся и вырабатывают новые подходы к расследованию преступлений в сфере WCC», — констатирует Денис Бугай, адвокат, партнер VB PARTNERS

Как меняется деятельность органов досудебного расследования и судебная практика, с какими вопросами преимущественно обращаются к адвокатам по уголовным делам, какие ожидания от запуска Высшего антикоррупционного суда (ВАС) — о тенденциях в практике White-Collar Crime (WCC) «Юридической практике» рассказал Денис Бугай, адвокат, партнер ЮК VB PARTNERS.

— Какие тенденции наблюдаются в сфере защиты в уголовных делах как в сегменте рынка юридических услуг?

— Сегодня ключевая тенденция — дальнейшее возрастание популярности практики White-Collar Crime. Ее стараются развивать все юридические компании, независимо от размера и специализации. Конкуренция в данной отрасли стремительно прогрессирует.

Хотел бы подчеркнуть, что даже компании full-service открывают практику WCC. Но на мой взгляд, это достаточно опасное решение, поскольку репутация для компаний такого рода имеет важнейшее значение. А «беловоротничковые» проекты зачастую негативно влияют на репутацию практики банковского, антимонопольного права, M&A или классическую работу по корпоративному праву. В нашей правовой культуре считается нормой ассоциация клиента и адвоката. Корпоративный клиент будет сторониться «защитников плохих парней»! Но очевидно, что спрос на услуги по WCC нивелирует возможные риски.

Актуальность практики WCC также подтверждается тем, что авторитетные мировые рейтинги и директории выделяют ее в отдельную номинацию для Украины. Так, например, справочник The Legal 500 EMEA ввел WCC только в этом году. Рейтинг Chambers Europe отметил практику WCC тоже не так давно — в 2017 году.

Еще одна значительная тенденция — это нехватка квалифицированных адвокатов. Практика WCC требует от адвоката не только знания уголовного процесса и умения работать с правоохранительными органами. Необходимы также понимание корпоративного мира, а нередко и экспертная компетенция в банковском, корпоративном и антимонопольном праве. К сожалению, у большинства классических адвокатов такие знания отсутствуют.

— С какими вопросами преимущественно обращаются клиенты?

— Нашими клиентами являются как корпорации, их топ-менеджеры и акционеры, так и физические лица, в том числе politically exposed person (PEP).

Я бы выделил следующие категории запросов. Первая — оказание помощи бизнес-корпорациям при коммуникациях с правоохранительными органами. Вторая — представительство интересов в делах, где клиент уже имеет или рискует получить статус подозреваемого.

И третья категория — защита потерпевших от мошенничества. Таких случаев не становится меньше, постоянно возникают новые схемы. Корпоративные мошенники очень активно используют пробелы в законодательстве, новые технологии. Внедрение compliance, систем внутреннего контроля и оценки рисков — обязательные элементы защиты бизнеса от внутренних и внешних угроз.

Новая антикоррупционная структура — Национальное антикоррупционное бюро Украины (НАБУ), Специальная антикоррупционная прокуратура, Национальное агентство по вопросам предотвращения коррупции — создала новую практику. К ней относится представительство в делах, связанных с декларированием доходов, незаконным обогащением и хищением государственных ресурсов. Объектами расследований становятся как сами PEP, так и бизнес, который зарабатывает на государственных закупках.

Хочу отметить возросшее количество запросов в части трансграничных преступлений и непосредственно в сфере предоставления международной правовой помощи. Очень много вопросов, связанных с банковской деятельностью и обвинениями в «отмывании денег», данная категория дел не имеет границ.

И последняя категория запросов связана с экстрадицией и Интерполом. В настоящее время счет таких проектов идет на десятки. Ведется активная работа как по представительству по делам экстрадиции из Украины, так и в иностранных судах по запросам украинских правоохранителей. Если говорить об Интерполе, то главная сложность — это длительные сроки рассмотрения жалоб его Комиссией по файлам. В последние годы сформировалось критическое отношение органов Интерпола к запросам из Украины. По мнению коллег, наша страна злоупотребляет инструментарием этой международной розыскной базы в политических целях.

— Вы говорите о новой практике новых антикоррупционных органов. А меняются ли подходы и алгоритмы работы органов досудебного расследования в целом?

— Мы констатируем, что правоохранительные органы достаточно быстро учатся и вырабатывают новые подходы к расследованию преступлений
категории WCC.

Если говорить о преступлениях в банковской сфере, то еще пять лет назад следователи не знали, с какой стороны подойти к этим делам. Сегодня и в НАБУ, и в СБУ, и в Главном следственном управлении Национальной полиции есть достаточно опытные и прогрессивные группы следователей. Они способны расследовать уголовное производство в банковском секторе с огромным объемом трансакций и движение денег не только в Украине, но и за рубежом.

Следующая тенденция — активное использование международного сотрудничества как способа сбора доказательств. Есть часть производств, где обвинение или подозрение строится в большей мере именно на доказательствах, полученных в результате международного сотрудничества.

В частности, международную правовую помощь активно использует НАБУ. С момента начала своей деятельности до 2018 года НАБУ направило 291 запрос (128 были выполнены, то есть 48 %). Но уже только в 2018-м детективы направили более 200 запросов, при этом уровень выполнения возрос и составляет 65 %.

География сотрудничества широкая — 64 страны. Наиболее активно НАБУ пытается получать информацию из Латвии, Кипра, Великобритании, Германии, Швейцарии.

— Оправдали ли ожидания новые органы: Государственное бюро расследований, НАБУ, АРМА?

—Национальное агентство Украины по вопросам выявления, розыска и управления активами, полученными от коррупционных и других преступлений (АРМА) демонстрирует достаточно высокий темп работы и открытости. По данным ведомства, за 2018 год Агентство обработало более 1000 запросов по выявлению и поиску имущества. Направило 81 запрос по трансграничному обмену информацией и ответило на 15 запросов из других стран. Но это пока только цифры. Не могу сказать, что слышал о каких-либо значительных успехах в вопросе поиска активов.

Что касается управления арестованным имуществом, то иногда звучат обвинения, что данный инструмент используется как форма рейдерства. Но тут следует четко разграничивать, чья это вина: следователя, арестовавшего имущество и обратившегося с ходатайством, или следственного судьи, который должен обеспечить надлежащий уровень судебного контроля или непосредственно Агентства.

Нет пока оснований говорить об успехах Государственного бюро расследований. По словам директора ведомства, по состоянию на конец марта в суд направлены 624 обвинительных акта. Сама по себе цифра не маленькая, но мы не слышим о каких-либо значимых расследованиях. Украинский аналог американского ФБР, кроме созвучности в названии, ничего общего пока с ним не имеет.

Если давать оценки вновь созданным органам, то, безусловно, НАБУ показывает лучшую динамику. Хотя в последнее время в его работе всплывает все больше недостатков. Бюро не лишено «болезней», характерных для прокуратуры и полиции. Бывшие сотрудники этих органов привнесли негативный опыт в подходы расследований НАБУ. В частности, это неуважение и нарушение права на защиту. Очень показательным является случай с адвокатом Денисом Шкаровским.

Напомню: ему ограничили доступ в помещение, где происходили следственные действия в отношении клиента, с применением силы отобрали мобильный телефон, в котором содержались данные, являющиеся адвокатской тайной. Дисциплинарная комиссия НАБУ приняла решение об увольнении детектива, сейчас решение за директором Бюро.

— По какому пути развивается судебная практика по уголовным делам? Ощущается ли влияние Верховного Суда? Какие правовые позиции ВС вы можете отнести к практикообразующим?

— Я достаточно высоко оцениваю работу Верховного Суда. Меня привлекает, что коллеги не стесняются использовать принцип верховенства права при рассмотрении дел. Появились признаки того, что суд готов становиться на сторону человека и ставить в приоритет право на защиту и презумпцию невиновности. Также радует, что Верховный Суд дает сигнал системе, что оправдательный приговор является не чем-то сверхъестественным, а нормальной судебной практикой.

Но главные выводы о работе «уголовного суда» следует делать по результатам работы первой инстанции и следственных судей. К сожалению, не всегда следственный судья готов относиться к ходатайствам прокурора с надлежащим уровнем критичности. Кроме того, допускается определенный дисбаланс между вниманием к ходатайствам защиты и обвинения на этапе судебного контроля.

— Оправдательный приговор (или закрытие дела), по вашему мнению, — это недоработка следствия или успех адвоката?

— Я считаю, что это однозначно успех стороны защиты. Даже если обвинение допустило ряд ошибок, которые были использованы защитой, то сам по себе промах обвинения без активной позиции защиты не является основанием для оправдательного приговора.

— Ваше главное ожидание в сфере WCC на ближайший год?

— Запуск ВАС будет ключевым событием ближайшего года. Всего месяц назад десять судей Апелляционной палаты и 25 судей первой инстанции приняли присягу. Данный суд будет не только рассматривать дела, подследственные НАБУ, но и выполнять функцию следственного судьи. С дня начала работы Высшего антикоррупционного суда следственные судьи и суды прекращают принимать ходатайства, обвинительные акты, апелляционные жалобы по коррупционным преступлениям. Все нерассмотренные ходатайства передаются в ВАС, уголовные производства независимо от стадии их рассмотрения также подлежат передаче в данный орган. Нагрузка окажется существенной. Надеюсь, что коллеги, преследуя цель борьбы с коррупцией, будут помнить о презумпции невиновности и принципе состязательности.

Беседовал Алексей НАСАДЮК, «Юридическая практика»

Поделиться

Добавить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.

Другие новости

Юридическая Практика